Блаженное безмолвие ума
Безмолвие безмолвию рознь.
Если просто молчать, не давая страстям овладеть собой, — то это один вид безмолвия. Если стараться не думать ни одной мысли — это другой вид (практикуется некоторыми направлениями буддизма). Если прислушиваясь к сердцу, стремиться без лишних помыслов обрести непрестанную молитву — третий. Ни один из этих видов безмолвия давно уже мне неинтересен. Есть безмолвие как дар Бога, который приходит извне. Этот дар находит душу сам и даёт уму величайшее блаженство беспопечительности о всём.

О чём разумном может просить душа Бога, знающего всё наперёд и всё полезное для души посылающего? Не о чем душе просить. Что может сказать душа умного перед Всепремудрым? Нечего душе сказать. Что может пожелать для себя душа большего, когда пребывает она в Боге? Нечего душе бывает желать, когда предел её желаний — Бог бывает ею достигнут. Молчит душа Богоносная. В ненарушаемом покое видит она Бога, знает, что Бог ведает всё, и ничего внутри себя она уже не ищет, кроме покаяния о прошлых делах, словах и мыслях своих.
….

Душа, живущая в даре безмолвия, ни о чём не заботится, ни о чём не беспокоится, ничего не ищет, ни в чём не испытывает недостатка, ни о чём не вспоминает, ни о ком не скучает, ничем не тяготится и ничего не желает иметь из того, что у неё нет. Самое же удивительное, что происходит с душою, вкусившею благодать дара безмолвия, — она ни о чём не думает. Нет в ней мыслей. Ни одной. Душа пребывает во внутреннем покое. Нет борьбы с помыслами. Лишь болезненное
покаяние, не оформленное в слова, имеет для правильно безмолвствующего необходимое первостепенное значение.
Покаяние, терпение и вера Иисусу Христу — вот три наиболее важные нити, оживляющие связь с Богом для всякого человека.

….
Человеку, опытом не знакомому с благодатью дара безмолвия, безмолвие может показаться скучным, неестественным, безумным и невозможным. Ведь действительно: в чём же заключается блаженство, если человек ни в чём не совершенствуется, ничего не ищет, ничего необычного не делает, а только лишь наслаждается тем, что Бог сжигает в его сознании все его сколько-нибудь значимые мысли?! Где же тут счастье? В чём оно?
А счастье в том, что душе, которая вселилась в Бога, нечего искать. Не о чем ей рассуждать. Не в чем нуждаться. Не о чем беспокоиться (кроме покаяния большего). Не в чем совершенствоваться. Тем более
не о чем душе спорить с ближними, даже о духовном. Если же просит такая душа Бога о чём-либо, то просит с большим смирением. Просит с надеждой о милости к тем, за кого просит.
Если слышит душа безмолвствующая о чьих-либо страданиях, то чаще предпочитает не вмешиваться в земные дела, чем вмешиваться. А если вмешивается, то более и чаще всего — сострадательной молитвой.

Миру, не ищущему Бога, слова о безмолвии не нужны. Для мира слова о даре безмолвия пусты, неразумны, горды, глупы, бессмысленны. Зная это, безмолвник молчит. Молчит даже тогда, когда видит живущих неправильно. Не судит безмолвник ни других, ни себя самого, но утопает душой и телом в великом ненарушаемом блаженстве, которое ДАРУЕТ ему Бог.
.
Душа, сломав предел в себе,
В мир неизведанный вошла.
В пережито́м найдя обман,
Сеть прошлых лет в огне сожгла.
.
Память недужная — умри.
Ты злая тень в чужой руке…
Ложь слов отринь, найди покой
В Творце и Боге, во Христе.
.
Безумный мир, избрав своё,
Ища не Бога — погибает.
Мир, дьявола впитав — вином,
Покоя в тайнах зла не знает.
.
Мне б не вступать в неравный бой,
Но все же в бой вступить обязан.
В неравный бой с самим собой,
Я тень в руке — тенями связан.
.
В борьбе со тьмой я одинок —
Как все, кто долго ищет Бога.
Мой гордый ум мне не помог…
Я — тень в руке… ещё немного,
.
След моей тени смоет ночь…
Тьма наградит меня познанием:
С грехом я слиться был не прочь…
О Боже — дай мне покаяние!
.
С гордыней тайной слившись тесно
Я слепо жил в жилищах ада.
Прозрел, упал и зарыдал…
В безмолвье обретя отраду.

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ НАПИСАТЬ АВТОРУ

ОБ АВТОРЕ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ