Вынь бревно из своего глаза

Молитва есть о всем
Дыханье Духа.
Она есть Таинство,
Сошедшее с Небес.
Молитва Милость есть Творца
К Своим твореньям,
Тропинка в Небо,
Тягостнейший Крест.
.
Кто, не щадя себя,
В молитвах распинает
Свой ум и плоть,
Тот за Христом идет!
Кто тяжести Креста
Не презирает,
Тот Небо в своем сердце
Обретет.
.
Вкусив от тайн
Небесного Дыхания,
Вдохнув в себя
Источник Чистоты,
Дух исцелится
Божиим лобзаньем,
Смиренье чувств
Достигнет простоты.
.

(ВЫНЬ ПРЕЖДЕ БРЕВНО ИЗ СВОЕГО ГЛАЗА И ТОГДА УВИДИШЬ …(Мф. 7:5))
Не абсурдны ли эти слова Бога?
Может ли бревно поместиться в глазу?
Да и кто может вынуть бревно, к тому же ещё и из собственного глаза?
Слова Христа перестают быть абсурдными, если смысловую составляющую переместить в область мира духовного, где размеры, форма и качества духовных предметов имеют иные свойства, нежели в физическом мире.
И тогда всё становится на свои места.
«ВЫНЬ» — то есть сделай это сам. Сам ищи нищету духовную. Сам попытайся понять, что именно мешает тебе видеть правильно — себя ближних и Бога. Если ты сам не смиришь свой убитый падением ум, не смиришь молитвами и признанием, что был слеп прежде, то и Бог не поможет тебе прозреть на Его Мудрость. Поэтому-то Бог и не сказал «давай Я выну бревно из твоего глаза», но дал заповедь «вынь». Вынь сам; но без помощи Христа ты не сможешь это сделать.
«ПРЕЖДЕ» — опять предупреждение. Пока не вынешь, пока не покаешься в бесчисленных безумиях своих и в беспредельной гордыне своей, то так ведь до самой кончины своей и не увидишь, как мог бы ты помочь ближнему своему.
«БРЕВНО» — ещё один смысл. Бревно более глаза. Именно поэтому-то сам человек и не может его в себе даже и понять. Он даже не знает, как же оно (бремя падения Адамова) там оказалось-то? Поэтому и познаётся в себе самом это бревно не сколько умом своим, но более от постоянства в покаянных молитвах. Так же и вынимается это бревно не чем иным, как только лишь многолетним ПОСТОЯНСТВОМ в покаянии. По-другому ни у кого ведь и не получится избавиться от гордости ума своего, но лишь терпя и терпя в молитвах до тех пор, покуда призванный душой Бог не придёт и не скажет ослепшей душе твоей: «Очистись». Когда же Бог очистит духовное зрение твоё, ты не сможешь это не узнать, потому что мир изменится для тебя и ты станешь в высшей степени блаженным!!!
«ИЗ СВОЕГО ГЛАЗА» — духовник мой часто повторял мне. «Исправляй себя, а пока не исправил себя, за других только лишь молись». То есть мне было предложено на 20 лет оставить все чужие глаза в покое, пока не очистится моё духовное зрение.
«И ТОГДА УВИДИШЬ» — Господь не сказал «тогда ты вытащишь сучец из глаза брата своего», но сказал лишь только то, что «увидишь,
как». В этом печаль и справедливость. Я могу видеть сучки в глазах братьев моих сколь угодно много, но пока брат или же сестра сам(а) не пожелает и не сделает ДОЛГОВРЕМЕННОГО усилия избавиться от сучка в духовном зрении своём, я не смогу помочь, даже если буду знать, как оказывается такая помощь.
И это происходит (лично со мной) сплошь и рядом. Я точно могу знать, КАК помочь брату, но пока он сам не станет тратить ежедневные усилия не на исправление других, но на исправление себя самого, ему не поможет даже Сам Бог! А что сейчас ищется нередко, к чему многие стремятся осознано и неосознанно? Они хотят, чтобы Бог сделал их святыми в мгновение ока, сразу же… Но практика показывает, что это не любит делать Бог. Бог ждёт веры от человека и надеется на постоянство усилий в исполнении заповедей. Бог ждёт от каждого из нас многолетнего усилия над СОБОЙ, а не над другими.
Но есть одна важная тонкость и даже выход из многих тупиков.
Никто не может запретить мне молиться о ближних.
Когда я молюсь и никому ничего не говорю прямо, как им нужно действовать, не знаю уж как, но у меня появляется надежда и устойчивая вера в то, что Бог Сам пошлёт человеку или желание исправления, или спасительные обстоятельства, или хотя бы понимание, в чём он был неправ, и тогда уже, может, хотя бы покаянием Бог омоет того, за кого я молюсь?
У Бога много путей для спасения человека. Мне не нужно знать их все. Да и не смогу я это вместить. Но когда есть вера, появляется и надежда.
ИТОГ:
Кто как, а я никогда и никому не навязываю свои приоритеты в религиозных тонкостях. Но мне видится, что вот это самое Евангельское бревно греха я тяну из моих глаз своими покаянными молитвами едва ли не ежедневно уже тридцатый год… И чем более я это духовное бревно из себя тяну, тем больше вижу, как же тотально и безнадёжно я был слеп ко всему во все прежние годы моей многострадальной жизни; вижу свою ужасающую слепоту — честно и искренне КАЯСЬ в ней — практически ежедневно ведь. Да и какая, собственно, разница — Бревно ли в моём глазу, малый сучец или же соринка? В любом случае я буду слеп и неизбежными станут частые ошибки. Даже и не частые, а непрерывные. Это очень и очень сложно было признать мне в себе самом: свою
тотальную слепоту.
Вот поэтому-то я и стараюсь влиять на мир и на ближних молитвой, но не советами и не словами, конкретно указывающими кому-либо: «Читай столько-то молитв и делай это так-то» или же «Поступи (вот здесь именно) так-то». Я стал очень и очень бояться вмешиваться в чужие судьбы своим горделивым умом и чувствами, но молитва к Богу — надеюсь, сделает это более точно, чем сделал бы я сам.
Моя покаянная молитва к Богу о ближних моих — это и есть тот самый глаз, в котором нет:
ни бревна,
ни сучка,
ни соринок.

Да, жить по Евангелию трудно. Очень трудно смирять себя верой в своё безумие и в разум Божий, но другого пути к очищению моего греха гордыни и к избавлению от внутренней слепоты я не вижу. Остаётся мне лишь каяться, молиться и, в почти полном смысле этого слова, жить Евангелием. То есть как можно чаще (жертвуя ради Евангелия чем-то менее важным) думать и думать о заповедях Христа, стараясь исполнять всё, что посильно. О непосильном же и сложном «вынь бревно из глаза своего» я стараюсь по возможности непрерывно просить Иисуса Христа.

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ НАПИСАТЬ АВТОРУ

ОБ АВТОРЕ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ