Как научиться
говорить на языке Бога?

Всеведущему Богу несложно понять любой из языков мира, но всё же языковой барьер между Богом и человеком существует. Он возникает не по вине Бога, но потому, что большинству людей ни язык Бога, ни Сам Бог не нужны и неинтересны. Языковой барьер между человеком и Богом — немалая беда. Недооценивать эту беду не стоит. Я считаю, что близко общаться с Богом не может никто из неумеющих говорить на языке Бога. Тот, кто умеет говорить на языке Бога (а говорить на нём сложнее, чем понять то, о чем говорит Бог), НЕИЗМЕННО найдёт внутри себя великое блаженство. Блаженство долговременное и устойчивое. Блаженство близкого реального общения с Духом Бога внутри себя.
.
Просто ли человеку научиться понимать прежде незнакомый ему язык?
Возьмём, к примеру, русского человека, столкнувшегося с каким-либо из языков тюркской группы. Мужского-женского родов там нет. Слова, звучащие одинаково, в разном сочетании с другими словами имеют разные, никаким образом не связанные между собой значения. Так что одно и то же слово становится то существительным, то глаголом, то чем-то отдалённо похожим на предлог. Можно встретить слово, состоящее из одной буквы, но при попытке перевести его на русский получишь три слова, тесно связанных между собой по смыслу. В тюркской группе языков есть немало слов, которые не имеют вообще никаких аналогов в русском языке и которые перевести на русский невозможно. Невозможно потому, что принцип строения языковых форм у тюрков во многом отличен от славянской языковой группы.
При попытке понять у тюрков — всё, проблемы будут неизбежны, но… тот, кто достаточно хорошо изучит хоть один из языков тюркской группы (казахский, алтайский, узбекский или турецкий), с ясностью увидит, что у русского языка (как и у любого другого) есть значительные недостатки… о которых и не будешь подозревать до тех пор, пока сам не углубишься в практику освоения языка, имеющего перед русским морфологические и смысловые преимущества.
Также известно немало профессиональных языков и жаргонов. У финансистов он свой, у медиков свой, у моряков свой, у военных и у программистов они свои. Даже у преступников есть свой (во многом очень точный) язык. О чём это говорит? О том, что на практике ни один из языков мира не является совершенным и что им не под силу справиться со всем.
У тех, кто решится углубиться в изучение Святого Писания, я уверен, также должен со временем (хоть и нелегко этому обучиться) образоваться свой личный (безмолвный) язык, похожий на язык Бога, похожий на тот язык, на котором говорят Ангелы. Проблема неумения говорить на языке Бога и проблема неумения правильно понимать духовные тексты — в современное нам время чрезвычайно широко распространена. Многие чувствуют эту проблему внутри себя. Но она редко освещается в духовной литературе, не потому что её нет и даже не потому что некому писать о ней, но лишь от того, что в общей массе верующих катастрофически
ослаб интерес к углублённой молитве и к углублённому изучению того, чему учат святые отцы православной Церкви. В духовной жизни, хотим мы это или нет, но как и в бизнесе многое подчинено жёстким законам маркетинга. Нет спроса — нет и предложения…
.
Кто стремится внимательно изучать труды святых, не только не сможет избежать проблем несовершенства русского языка, но столкнётся и с проблемами, возникающими при переводе с языка на язык. Взять, к примеру, Библию. Она писалась в разное время на разных языках. Русскоязычному приходится читать Библию в неоднократном переводе. Где гарантия, что читаемое нами на русском — мы способны понять правильно? Этой гарантии, во многих случаях, нет ни у кого, её нет даже у учёных. Дело ведь не только в специальном образовании. Дело в несовершенстве человеческого мозга. Ум человека не может понимать точно и всеобъемлюще истинного значения даже таких простых на вид слов, как Бог, смирение, молитва (и тем более нищета духа) — и не сможет до тех пор, пока Бог Сам не войдёт в сердце человека и не разъяснит там всё: уже не на языке людей, но на СВОЁМ языке.
Схожие проблемы возникают при желании правильно понять наследие святых отцов. К примеру, большинство из трудов Исаака Сирина не сохранились в оригинале. Имеются лишь старые переводы (с сирийского) на арабский, греческий и т. д. Исследователи утверждают, что разные переводы по-разному толкуют слова Исаака Сирина (и это верно, потому что перевод — это всегда хоть немного, но толкование). И теперь уже НИКТО не может дать гарантии, что читаемые нами слова точно принадлежат Исааку Сирину. Мы читаем далеко не того Исаака Сирина, что жил в VII веке. Языковые, а иногда и ментальные аспекты необходимо обязательно учитывать при чтении о духовном.
Но вернёмся к началу темы.
Так в чём же состоит язык Бога?
Существует ли он?
Не выдумал ли я его сам, от неуёмной своей писательской фантазии и от буйного «ветра главы своея»? А может, мной движет желание показаться оригинальным и цель моя — найти быстротечную и ненадёжную человеческую славу?

Я не претендую на авторитетность. Лишь хочу дать возможность вдумчивому читателю глубже заглянуть во внутреннюю природу самопознания.
Пусть каждый выбирает сам.
Хочет ли он узнать нечто новое о себе? Или же нет?
Для начала кратко опишу мой личный опыт восприятия языка Бога.
Язык Бога тяжек, непонятен (и даже невыносим) для всех, кто находится в плену духа гордости. Он прост лишь для тех, кто имеет дар смирения, но и им невозможно, без непрестанного внутреннего глубокого покаяния, ясно и отчётливо слышать внутри себя безмолвные внушения от Бога. Внушения Бога почти в 100 случаях из 100 безмолвны как звуки, но как сила, как живость и как глубина понятий внушения Бога чрезвычайно информативны. Язык Бога обычно действует не как нечто авторитарное, но как живая реакция на мельчайшие оттенки вообще любого из направления мыслей человека. Разрешение всех своих внутренних недоумений перед Богом, когда Бог говорит с душой, происходит обычно на скоростях, многократно превышающих повседневное течение мыслей человека. Причём Бог, как знающий наперёд все наши мысли, многое любит и говорить наперёд. Так что… часто бывает так, что у выслушавшей нечто краткое от Бога души почти сразу же не остаётся ВООБЩЕ никаких недоуменных вопросов ни к Богу, ни к окружающему миру, ни к себе самому. Но остаётся лишь наслаждение и глубокое радование: дышать Духом Бога, впитывать в себя Его Тишину, Его Милость, Его Жизнь и Его Покой — истинно никогда не нуждающиеся в оформлении в звуки и в какие бы-то ни было художественные представления или же в яркие красочные образы в земном нашем понимании.
***Бог — это иное. Настолько иное, что аналоги в земных образах бессмысленно и искать… Когда душа видит и слышит Бога, она с ясностью понимает, что Бог — это Дух: не имеющий формы, не имеющий границ, весьма и весьма не любящий сложных умопостроений. Дух Бога прост. Он невидим глазу. Он Жизнь, описать словами которую совершенно невозможно — потому что, описывая словами неописуемое, невозможно остаться без греха искажения истинного. Язык Бога устроен так, что человеку его невозможно с точностью описать, так как нет в нём звуков в земном понимании. Ближе всего по природе своей к языку Бога и к языку Ангелов стоит музыкальное искусство, но в сравнении с языком Бога — музыка бледна, бесцветна и примитивна. Если в полноте молчания звуков язык Бога обретает лишь всё бо́льшую свободу для Себя, то в условиях полного безмолвия музыка вынуждена просто умереть.
***Язык Бога иногда могущественно и властно действует в то время, когда человек встречается с живым праведником. Язык Бога — это молитвы праведника, движимые Любовью Бога.
Иду, бывало, к своему духовнику, и ещё задолго до того, как войду в его дом, как-то уже разрешаю все свои недоуменные вопросы. Это бывало так часто, что не сосчитать, и начинаешь понимать: истинные ответы на мои вопросы ВСЕГДА лежали в иной области, СОВСЕМ не в той, где я пытался найти ответы. А рядом с духовником так и вообще — величайшее из блаженств. Душа начинает молиться и славить внутри себя Бога так, как никогда прежде.
Я считаю, что слова, которые я слышал от моего последнего (ныне почившего) духовника, — это сущее ничто по сравнению с тем очищением моей души от гордыни, что производили внутри меня безмолвно духовная любовь и молитвы моего духовника о мне.
Духовник мой был прост и доступен в общении. Я спрашивал, как можно достичь той простоты молитвы, что была у него? Как можно научиться понимать язык Бога? Как научиться правильно себя вести на молитве перед Богом?
Он объяснял мне так:

Без труда над собой понять язык Бога невозможно. Этот язык труден, прост и совершенен, но он недоступен для тех, кому это не дано Богом. Понять суть любой мысли без слов — это просто, но необходим особый склад сердца. Именно не ума, но сердца. Язык Духа живёт более в сердце, чем в уме. Этот язык настолько совершен, что тот, кто на практике вступал в прямое общение с миром духов, с удивлением обнаруживает, что языкового барьера в духовном мире НЕ СУЩЕСТВУЕТ. В духовном мире даже бесы разговаривают (или, точнее выражаясь, паразитируют) на языке Духа, и при этом они по-разному хулят истины Бога, непрестанно стремятся к всё большему и большему злу и непрерывно лгут.
Для того чтобы дотошный читатель мог легче уяснить для себя решающее преимущество невербального языка Духа, ему нужно предельно ясно для себя понять, что языковые формулировки, которыми мы пользуемся, являются вторичным грубым и примитивным продуктом нашего более простого (и более полного) чувственного восприятия.
Возьмём такой пример.

Вспоминаю летний сосновый бор у горной реки. Как я однажды гулял там полдня. Как видел тропинки, идущие к берегу. Слышал шум вод. Чувствовал тепло солнца, прохладную влажность реки и многое другое. Слышал пение птиц. Обонял запах хвои. Ветер, смешиваясь с живой прохладой теней высоких сосен, приносил мне свои тихие блаженные переживания. А я ведь не только чувствовал и слышал изменения внешнего мира, но при этом думал о многом своём, никак не связанном ни с бором, ни с рекой. Я приходил к важным для меня выводам, прийти к которым я не мог просто так, но пришёл лишь спустя десятилетия раздумий о том, что было прежде. Во время прогулки я получал свидетельства из духовного мира: о Боге, давшем бытие этому бору, давшему бытие мне и направление тем мыслям, что были во мне. Ну и так далее.
То есть, говоря кратко, если бы я описал в привычных человеку словах эту (реальную когда-то) прогулку, то — вышел бы, возможно, интересный, но, увы, неизбежно НЕСОВЕРШЕННЫЙ рассказ. Он был бы несовершенным даже в том случае, если бы за него кому-либо присудили Нобелевскую премию. НЕСОВЕРШЕННЫМ он будет всего лишь потому, что ***язык, которым мы пользуемся, — это сущее НАКАЗАНИЕ человеку от Бога, нашедшему полезным ежедневно смирять языковым несовершенством нашу человеческую (увы! непрерывную) гордость.
Ну, а если бы я попробовал описать всё то, что пережил тогда, жителю из иного мира на языке Духа, то как бы это выглядело?
Да всё было бы предельно просто, быстро, качественнее и лучше, хотя и без Нобелевских премий…
Ещё было бы интереснее передать на языке Духа свою прогулку в душу человека. Не было бы слов, но другая душа пережила бы всё то что пережил тогда я, но пережила бы она не всё, но лишь то что было бы созвучно ей и так или же иначе знакомое (узнаваемое).
Прошу помнить, что во время общения на языке Духа не произносится НИ ЕДИНОГО слова, но идёт прямая передача всех своих переживаний; скорость обмена информацией тысячекратно превышает возможности вербального человеческого мышления. Передача информации идёт не на уровне слов или их замысловатых комбинаций, но на уровне прямого восприятия. На какое-то (
определенное Богом, а не волей Ангела или же человека) время твой собеседник становится тобой, а ты им. Ангел будет напрямую чувствовать всё, что когда-то чувствовал ты, ну а ты, соответственно, будешь сразу же чувствовать его реакцию на всё, что было некогда пережито тобою. В этом суть языка Духа. Не будет слов, но будет невыразимо высокоскоростной обмен силой и качеством всех твоих переживаний. Иногда это бывает краткая квинтэссенция пережитого. Услышав твои переживания, Ангел обязательно тебе ответит. Он не останется равнодушным, но осветит твои переживания и выводы с такой, как правило неожиданной для разума, стороны, которая углубит твоё самопознание и познание Милостей Бога. Ангелы обычно говорят лишь о Боге, лишь о Его Милостях, лишь о смирении, без которого всё ничто, и о том, что неполезно и нежелательно чувствовать и делать человеку. Но при этом они крайне редко пользуются земными словами, а внушают прямое и углублённое понятие: почему что-либо делать и как-либо мыслить можно, а что и как, наоборот, нельзя. Если же Ангел (что бывает очень и очень редко) решит воспользоваться земным словом, то к нему он обязательно присоединит блаженное или же убедительное несловесное свидетельство в чувства души — от Бога.
Не всегда Ангелы говорят приятное человеку.
Ангел не скажет слова «нет», но может так живо передать тебе такую убедительную силу неприятия к чему-либо неугодному Богу, что, чувствуя его силу, ты и без слов сам не захочешь противозаконного. То есть ты почувствуешь такой сильный страх последующего за неправильным поступком наказания, что тебе одного этого живого страха Божия без слов будет вполне достаточно, чтобы впредь не искушать Бога. То есть ты не услышишь слова «нет» или слова «нельзя», но почувствуешь себя так, словно тебя молча, с силой, ударили в лицо или вернее в самую чувствительную и живую глубину твоей сути. При этом ты сразу же, без слов мгновенно поймёшь, что шутки с Богом иногда бывают невыразимо опасны и крайне неуместны… Пример, конечно, грубоватый, но он ясно показывает, что без слов общение может быть гораздо более доходчивым и продуктивным, чем когда говорятся пусть даже и правильные, но всё же гордые слова. Мне думается, что Ангелы именно потому не любят говорить словами, что без слов все мы всё гораздо быстрее и лучше понимаем. Ведь когда с нами общаются без слов, мы глубже смиряем свой ум и меньше потом (после реальных, пусть даже и нечастых или даже при частых встреч с Ангелами) умничаем о Боге, о Ангелах и о Его Судах.
Не стоит думать, что прямая передача силы и качеств переживания (страха перед грехом) впрямую зависит от воли человека или же от воли Ангела. Нет, нет и ещё раз нет.
Прямая передача (к примеру, страха перед грехом) становится возможной отнюдь не тогда, когда это захочет кто-либо из Ангелов или же из святых, но ТОЛЬКО лишь в том случае, когда Дух Бога Сам захочет этого. Конечно, святые могут молиться о нас как бы сами, но не иначе как лишь по тайному или явному внушению от Бога.
Тот, кто знаком с опытом реального тесного общения с Духом Бога, очень хорошо знает: слова молитвы к Богу при приближении к Его Духу — почти ВСЕГДА становятся неуместны и по большей части совсем НЕ НУЖНЫ.
Слова ВСЕГДА прекращают своё действие при особо тесном приближении к Духу Бога, потому что слова несовершенны и даны были человеку как наказание от Бога и не для чего-то иного, но лишь для ЕЖЕДНЕВНОГО смирения непрестанной человеческой гордыни несовершенствами языковых форм.
Думаю, для дотошного читателя о несовершенствах человеческого языка и о преимуществах прямой передачи переживаний на языке Духа я сказал уже вполне достаточно. Всё это может казаться занимательным. Но вот какая душе будет польза слышать об этом, если кто не пожелает знать больше о всех тех практических способах, с помощью которых можно развить в себе самом умение распознавать язык и голос Бога?
Уже повторяюсь, но отмечу ещё раз.

***Распознать голос Бога проще, чем научиться говорить на Его языке.
Желающему слышать голос Бога не нужно стремиться к неким особым внутренним видениям и экзальтированным несмиренным чувствам, которые так легко возникают в воображении оккультно настроенных верующих. Желающему слышать голос Бога всего лишь надо трезво, спокойно (и, по возможности, постоянно) оценивать в себе всё то, что он испытывает в своей душе. Особо смотреть за тем, к чему располагаются его желания. Чего ищет душа в этом земном мире, о чём мечтает. Или, к примеру, исповедался и причастился человек, после чего на сердце (как правило) опускается ощутимый покой. Вот тебе и голос Бога. Нет видений, нет слов, но есть явное ощущение глубокого сокровенного внутреннего мира в душе. То есть [на опыте] голос Бога — это не озарения и не видения, но то, что реально происходит вне или же внутри нас. Бог ведь НЕПРЕСТАННО говорит со всем миром — самыми разными событиями (и внутренним состоянием человека), и надо лишь постараться, не надумывая самому себе ничего излишнего, честно понять, что(?) хочет сказать душе Бог. ***Тот, кто обучил себя непрестанно видеть действия Бога в нашем мире, — видит действия Бога почти везде и почти непрестанно.
Для того, чтобы научиться яснее понимать внушения Бога, нет иного пути, кроме как чаще и чаще вдумываться в заповеди Евангелия, жить этими заповедями, ежедневно смотреться в них (как в зеркало) и посильно их исполнять. Чем честнее и дольше душа будет искать Бога, тем всё лучше и яснее она станет понимать (до поры тайные) прикосновения Бога к её чувствам. Именно не к мыслям, но к чувствам. Мысли наши часто бывают горды, да и чувства тоже горды, но всё же ИМЕННО чувств наших [духа нашего] Бог касается гораздо чаще, чем мыслей. Надо лишь быть внимательным и честным к себе.
Возьмём такой пример.
Оставила душа молитву. Развлеклась, или осудила кого, или о ком плохо подумала, и вот — стоит она на молитве пень пнём… не может уже молиться, не может радоваться времени обычных молитв, но начинает скучать и томиться. Вот тебе и голос Бога. Нет видений, нет слов, но яснее ясного может понять душа внушение Бога: «не греши, чтобы молитва доставляла тебе радость, а не мучения». Ну и т. д. Всего не опишешь.
Иногда задаюсь вопросом. Почему Дух Бога напрямую не передаст всем людям свидетельство о силе адских мучений, ожидающих грешников за гробом? Почему не передаст радость блаженства будущего Царства Бога? Ведь для Него это несложно. Тогда бы люди (боясь мучений) перестали грешить и прочее, а познав опыт и радость Жизни с Богом, не стали ли бы они разве искать Бога день и ночь? Но на личной практике я быстро познал, что далеко не всякая душа может безболезненно для себя понести силу этих знаний.
Был у меня период в 97-м году, когда Бог неожиданно для меня открыл мне радость Небесных обителей, и после этого… несколько лет в этом мире не было человека несчастнее меня. Я не мог успокоиться. Земля казалась мне адом, после того как я реально коснулся радости Небесной. Я на несколько месяцев утратил способность нормально не только говорить, но даже думать о чём-либо земном, но был вне себя ища молитву, молитву и ещё раз одну лишь молитву НАПРОЧЬ утратив интерес ко ВСЕМУ земному. Так что в некоторых случаях тот кто слышит голос Бога — может
неизбежно войти в чрезвычайно тяжёлые и крайне не легкие внутренние смятения.
А ТЕПЕРЬ — О САМОМ НЕПРОСТОМ… КАК НАУЧИТЬСЯ ГОВОРИТЬ НА ЯЗЫКЕ БОГА?
Яснее понимать безмолвный язык Бога может лишь тот, кто всё строже и строже исполняет заповеди Иисуса Христа. Это может быть только так и никак иначе. Ну а говорить на языке Бога (то есть правильно молиться) и быть проводником воли Его может лишь тот, кто не делает ПЕРЕРЫВОВ в покаянии. Язык Бога внутри человека — это не что-то иное, но ИМЕННО непрестанное покаяние, непрестанная боль о своих грехах и о грехах ближних. Ничто иное, но только непрестанное покаяние (как его иначе зовут подвижники молитвы, «сокрушение духа») может правильно открыть источник непрерывной живой молитвы о себе и о других. Тот, кто обучен вести напряженную внутреннюю жизнь в Боге, по личному опыту очень хорошо знает: ***перерывы в покаянии духовную жизнь не только ослабляют, но полностью её ПРЕСЕКАЮТ. То есть тот, кто о Боге позволяет себе то помнить, то забывать, то молиться Ему, то (час-два) мечтать о чем попало, к способности понимать волю и язык Бога умирает АБСОЛЮТНО ПОЛНОСТЬЮ… умирает незаметно для своего ума. Умирает, потому что наиболее важную заповедь Бога: «возлюби Бога ВСЕМ сердцем, разумением, помышлением и крепостью своей» он сам добровольно променял на заботы куда менее важные, чем живое опытное приближение своих чувств к своему Создателю.
Бог ревнив.
Теплохладному верующему Бог может сказать о Себе нечто, лишь бы у него были начатки веры, но вот созидательно действовать через теплохладного Бог не станет никогда.
***Так уж устроен человек: для того чтобы он не только мог научиться понимать смысл всего того, что делает Бог с ним и с миром, но и стать орудием воли Бога, он должен смириться, то есть перегореть в молитве и обязательно отказаться от многих
[вернее сказать почти от всех без ЛЮБОГО исключения] прежних своих мыслей и чувств, какими бы чистыми и безгрешными прежде они ему ни казались. Душа при приближении к Богу и при обучении языку Бога — обязательно погибает для самосмышления. Обязательно погибает, и иначе не может быть.
Язык Бога — это ИНОЙ мир, ИНОЕ бытие, ИНОЕ мышление, ИНОЙ способ подчинения Воле Бога, который невозможно представить себе в личном представлении и воображении, но познаётся способ подчинения Воле Бога лишь через личный живой опыт.
Это удивительно, но воображение человека — точно так же не способно проникать в тайну реальных взаимоотношений между душой человека и Богом, как младенец из чрева матери не способен видеть окружающий земной мир, а всё потому что в покорности воле Бога, в умении понимать Бога основная движущая сила — это Сам Дух Бога, но не ум человека, не его чувства, не его мысли и тем более не его представления и догадки о том, что есть правильно перед Богом, а что нет. Призванный молитвой, Бог должен Сам войти в чувства человека, и
только лишь после этого человек получает по велению Бога возможность поступать и действовать так, как этого хочет Бог, получает возможность понимать и говорить на языке Бога.
***В этом секрет. Вначале человек исполняет заповеди Евангелия, исходя из того, как он сам понимает Евангелие (пусть до поры и несовершенно). Но потом в человеке должны раскрыться тайны Евангелия действием силою и разумением Духа Бога, и если эти тайны не раскроются Духом Бога, то правильно они не раскроются для души — ни для кого и НИКОГДА.
Как я уже говорил только что, Бог не любит приходить к людям в голосах и видениях. Он приходит в обострении чувства совести. Он углубляет чувства покаяния перед Ним, ПОЖИЗНЕННО показывает нам несовершенство нашего личного покаяния, Бог пожизненно усугубляет внутри человека чувство его вины — ОСОБЕННО же за регулярное неисполнение заповедей Христа. Бог оживляет чувства души во время чтения богослужебных и ежедневных утренних, вечерних молитв. Вначале это могут быть самые краткие по времени живые мгновения молитвы или службы, а потом, если душа проявит терпение в подвиге покаяния, благодатными могут стать вообще все службы в целом, а потом даже и всё течение жизни в её повседневности.
Бог приходит в душу человека не в виде видений, но, к примеру, в виде (не имеющей образов) живой усилившейся тревоги о своей загробной участи. Бог может прийти как непрестанная память о Нём, как живое и сильное осознание того, насколько бесконечно Он важен для тебя лично да и для каждого. Бог может прийти как безмолвное осознание того, что Он Истинный Творец наш, как живое и сильное осознание того, что
молитвенное приближение к Богу ВАЖНЕЕ ВСЕГО. И лишь после того как душа выработает в самой себе устойчивый навык жить Евангелием она может получить живое прямое долговременное наслаждение Духом Бога, перед которым все прочие земные удовольствия, озарения и наслаждения — истинное ничто. И Бог же может дать ЯСНОЕ осознание того, что все семейные и жизненные, бытовые тяготы, надо нести с терпением, стремясь не избавиться от них, но терпеть. Бог может приносить человеку мысли НЕПРЕСТАННОГО личного самоукорения и самоуничижения. Может приносить свидетельства о истинно БЕСКОНЕЧНО испорченной грехом природе каждого из людей. Бог может приходить к человеку как свидетельство Его безграничной Милости. И Дух Бога приходит обычно лишь тогда, когда человек НИЧЕГО благого уже не приписывает себе лично. Невозможно описать все те способы, какими приходит Бог к человеку, непрестанно действуя внутри него именно не в видениях и в искусных мыслях, но в непрестанно углубляющихся чувствах ко Христу… и эта невозможность правильного и детального описания того как именно касается души человека Бог происходит потому что мысли имеют законченные формы, а Бог же и Его действия не имеют законченной формы в Мудрости и в Глубине Своей.
Дух Бога НЕПРЕСТАННО обостряет душу избранного им человека особым сокровенным НЕИЗМЕННО ПОКАЯННЫМ действием, именно от этого никакое сегодняшнее, даже самое искреннее и глубокое, покаяние никогда не может быть удовлетворительным для самого человека, — но завтра покаяние непременно примет иную, всё более и более углублённую форму. А потом покаяние обязательно сделает ум человека абсолютно безмолвным и мистически непрестанно кающимся во всех своих чувствах без любого даже и самого малого исключения… ОБ ЭТОМ НАДО ПОМНИТЬ И ЗНАТЬ. Именно поэтому опасно пропагандировать своё личное углублённое покаяние, потому что всякого другого человека Бог всегда поведёт к Себе
другим путём.
***Это может показаться нелогичным для гордого человека, но никакой духовный опыт не защищает людей от их БЕСЧИСЛЕННЫХ внутренних тонких падений и ошибок. Падают — все. Хранит же кающегося подвижника от падений и от духовной слепоты не его личная (какой бы она ни была) духовная опытность, но единственно Сам Дух Бога.
Этим и отличается духовно зрелый подвижник от подвижника малоопытного: духовно зрелый НИ В ЧЕМ И НИКОГДА не надеется на себя самого, но только на то, что ему внушит Дух Бога, действия которого не могут быть постижимыми и ПРЕДСКАЗУЕМЫМИ ни для кого, кроме Самого Бога. Непостижимыми эти действия остаются также и в том, в ком Действует Бог.
Говоря кратко, любая, даже самая тонкая и малоприметная надежда на себя самого делает душу возгордившегося подвижника — мёртвой перед Богом и лишает человека способности ПОНИМАТЬ Бога, лишает возможности быть созидательным орудием воли Его и лишает душу умения говорить на языке Бога.

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ НАПИСАТЬ АВТОРУ

ОБ АВТОРЕ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ