Слово
о безмолвии ума

Душе моей что может быть дороже,
Чем слов молитвенных простое повторенье?
Хоть «Богородице», хоть «Господи, помилуй»
Льет в душу свет и в сердце умиленье…
.
И я, душой прислушавшись к словам,
Не в даль мечты далекой улетаю,
А припадаю к Божиим стопам
И всем умом и сердцем затихаю.
.
В уме нет мыслей, нет на сердце слов
И нет мечтаний никаких чудесных,
Душа освободилась от оков
И от шептаний демонов прелестных…
.
Когда я с Богом – утихает все в душе…
В Боге Покоем дышит тишина…
С Ним не приходят помыслы ко мне
И нет нужды в играниях ума.
.
В безмолвном Свете пребывает Бог,
И в Тишине Его не надо слов.
Я забываю, как я был убог,
Нося вериги мысленных оков.
.
Пусть Богу в Небе Ангелы поют!
Я Богу петь, конечно, не умею,
И тишиной наполненная грудь
Уже пред Богом говорить не смеет…
.
Душа немеет в Божьей Тишине,
И тайно дух мой Господу внимает…
Бежит строка под трепетной рукой,
Но мир меня, увы,
……………………………….не понимает…

.
Иду сквозь время… несу сквозь него мысли, избежать последствия которых завтра будет невозможно.
Время, повинуясь Богу, для каждого течет по направлению ко входу в его личную Вечность. В какую Вечность приведет меня моё время?
Мой духовник как-то сказал мне странные слова: «Останови время и ты войдешь в Покой».
Помню, как я спросил его удивленно: «Кто может остановить время?»
Он мне ответил: «Правильная молитва останавливает не только время, но и мысли».
Я, признаться, не поверил ему тогда. А вот сейчас… время остановилось, а я иду. Иду, очарованный безмерным Могуществом безмолвия, отраженным в моём времени. Под моими стопами мерно, в такт с моими усталыми шагами, покачивается узкая лесная тропа. Погода пасмурная. За плечами нелегкий груз. Вольный ветер, смиряя мою гордость, привычно раскачивает верхушки деревьев. Птицы, по от века древнему обычаю, о чем-то говорят Всевышнему на понятном для них языке. Языки людей в считанные десятилетия деградируют и опошляются, а язык птиц остается неизменным от создания мира. Языка Ангелов мне знать не дано, но дано догадываться о том, что поют птицы.
Как в этом мире все непросто… В остановившемся времени можно слышать мерное пение птиц, наслаждаться звуками ветра, гулящего по верхушкам леса и не способного пройти сквозь высокие заслоны ветвей вниз к людской тропе.
Почему, только лишь уединившись от людей в удаленном лесу, можно с такой особой отчетливостью почувствовать голос Вечности?
С самого раннего детства, в безмолвии леса, я отчетливо слышал беззвучные голоса духов. Не сразу я понял, что они хотели напомнить мне о том времени, когда не было ни времени, ни земного, ни ангельского мира. Абсолютное безмолвие мысли… его необыкновенно приятный для духа аромат манил меня… не давал мне покоя, когда я, волей обстоятельств, находился в человеческом обществе. Наконец, он вывел меня из городского многолюдства в места, удаленные от цивилизации.
Двадцать два года не видеть суеты городов.
Боже… какое же это все-таки блаженство!
Как несовершенен язык человеческий… как беден он!!! Как бледны, как тусклы возможности языка людей, чтобы описать блаженство долговременного безмолвия мысли. Впрочем, безмолвие в себе таит не только блаженство, но и адские мучения для тех, кто не умеет дышать внутри себя Духом Бога, любящего безмолвие и дарующего безмолвие мысли, всем тем, кто любит Бога как высшее блаженство.
.
Зачем человеку, опутанному суетой, искать смерть для своей суеты в безмолвии мысли?
Впрочем, что мне до внутренних исканий других людей?
Каждый человек сам избирает свои мысли и те неизбежные последствия своих мыслей, которые встретят его завтра.
Мне же нравится, живя в безмолвии мыслей, слышать голос Того, кто так красноречиво и доходчиво умеет говорить с миром — без слов.
Слова Бога — течение событий.
Слова Бога — трудное осмысление прошлого.
Лучшие слова Бога — отсутствие слов.
Самые лучшие слова Бога — долговременное безмолвие мыслей.

Лишенный счастья в Небо улететь,
Окованный цепями суеты,
Как птица крепко пойманная в сеть
Гляжу в свои разбитые мечты.
.
Мне каждый день — шипами на чело.
Мне каждый день — ударами бича.
Мне каждый день — борьба с входящим злом.
Когда ж дождусь я этому конца?
.
Душа в грехе бывает тверже стали.
Из плена мира я в безмолвие уйду.
Молчанием разума убью свои печали,
В молитве к Богу тишину найду.
.
Рука возьмет Небесные аккорды,
Беззвучно струн в мире ином касаясь.
Слова умрут в живом безмолвье Бога.
Войду в Покой, назад не обращаясь…
.
Пройду туда, где места нет печалям,
Прохладу крыльев Ангельских услышав.
Убью мечты, в местах, где нет мечтаний…
Словами Божью Милость… не нарушив.

.
Душа моя… не знаю, от чего претерпела ты больше боли?
От слов и чувств ближних ли?
От падшей своей природы?
От желания найти полноту истины или от невозможности найти её?
От бесов ли?
Или от попущений Бога, перенести которые — нелегко?
Мерно покачивается за плечами моими груз. Лесная тропа неспешно отмеряет в безвременье свое время. Всматриваюсь в свое прошлое и отчетливо вижу, что более всего боли принесла мне моя фантазия.
Не фантазиями ли ожидал я земные блага и не нашел их?
Не в фантазиях ли мечтал наслаждаться земным и Небесным будущим? Но ничто из задуманного мной не сбылось.
Не фантазии ли мои о ближних и о всём, что меня окружает, вводили меня в ненужное противостояние с людьми и с самим собой?
Не фантазии ли мои о бедах пугали меня? Но беды так и не пришли…
Наконец, духовный отец мой научил меня не верить всему тому, что возникает в моем воображении.
Когда же я научился не доверять себе — душа моя обрела покой от образов, от мыслей и даже от слов.
Лишь полнота безмолвия ума не обманывает человека, в остальном же всём — с легкостью укрывает свои сети сатана. Впрочем… в безмолвии сатана тоже умеет прятать великую гордыню, но духовный отец мой учил меня тому, что
безмолвие без непрестанной болезненной и покаянной молитвы именем Иисуса Христа — неспасительно…
Для того и нужно безмолвие ума, чтобы в тиши безмолвия мысли душа моя могла с все большим и большим вниманием повторять бесценное имя Спасителя мира. Повторять без гордых мечтаний о близости к Нему. Повторять без обольщения, что я умею любить Бога. Повторять, не желая в своем сознании видеть ничего, кроме того, как отзывается душа моя на имена Бога.
Скольких не полезных споров и ложных обвинений от ближних моих избежал я уклонением от ненужных ответных мыслей!
Сколько гордых мечтаний поразил я невниманием ко всему тому, что рождает мой падший разум!
Бесчисленная ложная и гордая «божественная» «мудрость» ежемгновенно готова войти внутрь меня и завладеть моей обольщенной сатаною фантазией, но
Безмолвием Своим — Бог убивает внутри меня все моё гордое, не вступая с гордыми помышлениями моими в борьбу…
Богу ли Всемогущему внутри души моей вступать в борьбу с дьяволом?
Бог ли Всемогущий пожелает знать то, что я вижу в своем сознании благим?
Нет.
В безмолвии Своем, внутри сознания моего, Бог разливает
Милость Свою, сжигая внутри меня способность словесно мыслить.
Дай Боже мне — безмолвною душой
Встречать происходящее — без слов.
Терпением и верою сохрани
Многострадальный мой молитвенный покров.
.
От гордых слов, Господь мой, — сбереги.
Не слышать бы мне гордые мечты…
Все мысли гордых, Господи, — сожги,
В молчании смиренной чистоты.
.
В покое сло́ва и в покое чувств,
Мне даруй, Боже, умереть для всех.
Безмолвие — искусство из искусств…
Молчанье — смерть искусственных утех.
.
Я тайной Бога — душу сохраню,
Молчанием покрыв слова молитвы.
В Покой Божественный — безмолвием войду…
С венком цветов сожженных в поле битвы.

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ НАПИСАТЬ АВТОРУ

ОБ АВТОРЕ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ