О бесконечном тайном конфликте с Богом и о тайне сокрушения духа.
Предвижу неоднозначную реакцию на краткие мысли, изложенные мной ниже, — не потому, что я изначально неправ или же неправославен, а только лишь потому, что жить поверхностной «религиозной» жизнью большинству верующих видится более лёгким и более правильным, чем если бы кто набрался личного мужества и не испугался бы опуститься (покаянной молитвой) в мрачные тайны своей души, убитой БЕСКОНЕЧНЫМ падением.
. . .
Математика может дать простейший пример, в некоторой степени приложимый к религиозному откровению. Человек, как мы знаем это из Катехизиса, отпал от Бога. Но на какое же расстояние нужно было человеку удалиться от бесконечного Бога, чтобы отпасть от Него?
Ответ прост и парадоксален:
От бесконечного нужно удалиться на бесконечность, чтобы отпасть; и в то же время от бесконечного невозможно удалиться, потому что как ни удаляйся от бесконечности, а куда ты от неё денешься?
Вот это-то и произошло с каждым из нас.
Душа БЕСКОНЕЧНО ОТПАЛА от Бога, не имея возможности удалиться от Лица Его.
Это нужно понимать, это нужно помнить, это нужно знать, это нужно учитывать на каждой своей молитве к Богу, чтобы то и дело не вступать с Всемогущим в бесчисленные мистические конфликты, но и этого (несложного) осознания бесконечности падения своего — будет для плодотворной молитвы недостаточно!!!
Своё, в полном смысле слова БЕЗКОНЕЧНОЕ, духовное падение душа должна ПЕРЕЖИВАТЬ не внутри своих религиозных мечтаний и фантазий, но Свидетельством и Силой Божиего Духа. Это переживание не может быть ни для кого простым или же лёгким. Именно потому, что осознание бесконечного падения своего не может быть лёгким, искреннее признание себя худшим всех и наиболее удалённым от Бога и приклоняет на Милость Иисуса Христа и Спасителя человека, так что Господь может даже вернуть человеку ту или же иную меру древнейшего Ангельского блаженства, которое было утрачено человечеством в Адаме.
.
Как приходит понимание, как приходит чувствование того, что не кто-то иной, но именно ты — худший всех и именно ты (не иноверец, не сосед и ни кто-либо из ближних твоих) более всего нуждаешься в милости Божией?
Это чувство приходит ТОЛЬКО от личной многолетней покаянной практики молитвы, от действия самой молитвы. Душу человека меняет молитва, а не его ум и не его догадки и предположения о тайнах духовного мира. Если точнее, меняет человека призванный его молитвами Бог.
.
Дело в том, что на практике смирения своего молящийся человек не очищается от греха и не освобождается от его силы совершенно полностью, но душа начинает всё глубже и глубже видеть в себе самой (не в других, но в себе самой) ту силу ДРЕВНЕЙШЕГО падения своего, которое небесконечным не сможет назвать никакая душа, если только она будет видеть своё падение не своим рассудочным размышлением, но по действию в ней Духа Божия.
. . .
Тот же, кто не разбудил себя молитвой, не видит бесконечности падения своего, тот не понимает бесконечности падения своего и, как следствие, остаётся преступно спокойным пред лицом неумолимо приближающейся к нему смерти. Тревога о спасении своей души или не касается всех тех, кто верит сам себе, совсем никак, или же касается очень и очень поверхностно, играючи, ничего всерьёз во внутренней жизни человека не меняя…
Хоть сейчас готов пойти такой человек на Суд Христов. Ведь он же ни в чём невиновен. Он не убивал и не крал, и он может даже искренне верить, что готов для жизни в Раю.
В чём же причина этой УЖАСАЮЩЕЙ слепоты и этого ПРЕСТУПНОГО спокойствия души?
Причина не в том, что человек был святым или же что он стал святым.
Причина в том, что человек продолжает верить сам себе, он продолжает доверять той самооценке, которая не от Бога, но человеческая, забыв о том, что судить его будет
не он сам, но Господь!
И каждый сам выбирает образ своего мышления…
.
Одни (таких большинство) будить покаянной молитвой себя или не хотят, или не знают, как это делается; другим это делать некогда, а многие каяться-то уже и не могут. Не могут, даже если бы захотели каяться, потому что привычку жить вне духа покаяния устранить из себя — весьма и весьма на практике бывает непросто.
Что же происходит, когда кто (разбудив себя молитвами) увидит грех свой так, как видели его древние святые? Такой человек не только заплачет сам над собой, но, начав однажды духовно плакать, не остановится в своём (вернее, возбуждаемом в нём Ангелом его) духовном плаче уже никогда. Он будет плакать всегда, непрестанно. Непрестанно плачущих о себе верующих (не о других плачущих — «какие же все кругом грешные», а именно о себе самом), опытно знакомых с тайной сокрушения духа своего, очень и очень мало… Мало, потому что вглядываться в себя самих покаянием и видеть БЕЗДНУ греха, отдаляющую тебя от Творца и Создателя своего, — истинно нелегко. Видеть, ясно ощущать, что совершенно каждому чувству, мысли и слову твоему соприсутствует скорбь и боль падения, — это истинно трудно. Ещё становится того труднее, когда кто станет стремиться удерживать свою душу в духе покаяния пожизненно, то есть до самого-самого последнего своего земного вздоха.
И вот в чём парадокс!
Непрестанно кающийся и признающий истинную бесконечность греха своего — только он-то и может быть истинно блаженным в Боге.
Тот, кто разбудил себя к зрению и к живому чувствованию греха своего, — только он-то и может войти в самое-самое тесное живое общение с Богом и со святыми Его. Только лишь он и может войти в Любовь Божию — потому что Иисус Христос есть Бог КАЮЩИХСЯ.
.
Тот же, кто живёт не молитвой, но лишь посредством разума своего пытается приблизиться к Богу, — тот, в большинстве случаев, бесконечной порчи ума своего не видит, да и не может видеть, потому что действующая сила внутри него — он сам, а не Дух Божий, не слово Божие. А
«слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет» (Евр. 4 12-13).
.
Крайне и крайне важно суметь молитвенно осознать БЕСКОНЕЧНОЕ различие Суда Божия и суда личного, и только лишь тогда для души может открыться таинство зрения греха своего. И в сердцевине таинства зрения (истинно бесконечного) греха своего душа может в чувствах и истине (а не в видениях) познать, сколь далека она от Бога и сколь Милостив Господь ко всякой душе, приходящей к Нему в навыке неизменного покаяния.
Увидит также душа и то, что истинного СОВСЕМ нет внутри неё ничего, и что всякая истина в ней может быть только лишь от действия Духа Божия, Который действует всегда не только непостижимо, но и весьма и весьма неторопливо.
.
В этом-то и состоит тайный конфликт всякой души с Богом.
БОГ ВИДИТ ВСЁ ИНАЧЕ, а человеку нет-нет да видится что-то «наверняка истинное»… Но истинное не принадлежит человеку по умолчанию и принадлежать не может. А когда истинное Божие войдёт в мысли и в чувства человека — тогда человек не увидит в себе ничего истинного! Он увидит ГРЕХОВНЫМ всё прошлое своё и почувствует, без визуальных видений, насколько полно был он объят духом гордыни, увидит, что весь он был тотально очарован духом самообольщения и самообмана. Не увидит он благим и будущее своё, но станет блаженно плакать человек и о будущем своём, так же как и о прошлом.
Ну а тот, кто покаянию непрестанному не обучен, — тот видит себя истинно верующим, осознаёт себя истинно православным, так что не боится учить он близости к Богу ближних своих, будучи сам — БЕСКОНЕЧНО далёким от Бога на самом деле, на практике. Парадокс, но истинным христианином себя чувствует и видит многое иное доброе в самом себе по большей части именно тот, кто видит себя не Духом Бога, а падшим горделивым своим умом.
И
каждому человеку — лишь один Бог Судья.

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ НАПИСАТЬ АВТОРУ

ОБ АВТОРЕ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ